Вторник, 22.08.2017, 04:25
NUMEROLOGIC
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Далее... | Регистрация | Вход
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Языческий Мир [20]
Славянские боги [12]
Духи и существа [1]
Языческая магия [1]
стихи [1]
Комментарии
Данный инт...

У каждого ...

Купил кота...

Вот читаем...

Здравия!А ...

Здравия!И ...

...

В общем я ...

Странно у ...

Здравия!Пр...

Новые статьи
Популярное
Жезл Кадуцей (Жезл Гермеса)
Расшифровка эмблем логотипов основных автопроизводителей
Cердечко: символ вечной любви
Татуировка: за и против
Из глубины веков под знаком трезубца
Символизм Подковы
Рисунок солнца — счетная матрица
Исторические анекдоты. Спарта
Мифические животные в европейской геральдике
Казаки-характерники
Фига
Поза во сне и характер
Сбитень - традиционный славянский напиток
Практический курс рунического искусства - Платов Антон
Значение взгляда.
Лунница
Священная Индийская Корова
Тайное и явное. Цели и деяния сионистов [СССР/1973]
Кшатрии Древней Руси
Русский Стиль - Система Кадочникова - 11 фильмов
Новые программы
Рекомендуем


Древнейшая интуиция человека воплотила эти силы в богов и описала как можно полнее и тщательнее в соответствии с их разнообразными характерами в мифах. Это стало возможным, потому что здесь — проблема основных и неизменных типов или образов, присущих бессознательному многих народов. Поведение народа получает свой специфический характер из собственных, лежащих в основании образов, и, следовательно, можно говорить о некоем архетипе «Вотана»[26]. Как автономный психический фактор, Вотан порождает эффекты коллективной жизни людей и в соответствии с этим также раскрывает свой характер. Так что Вотан имеет характерную биологию, вытекающую из его особенностей, совершенно независимую от природы человека. Лишь иногда, время от времени, люди падают, сраженные непреодолимым влиянием этого бессознательного фактора. Когда фактор бездействует, архетип Вотана осознается не больше скрытой эпилепсии. Мог ли немец, уже будучи взрослым в 1914 г., предвидеть, что произойдет в 1935 г.? Такое удивительное изменение — эффект бога ветра, что «проносится там, где ему нравится, и ты вслед за ним слышишь звук, но не можешь сказать, откуда он явился и куда он правит». Он подхватил все лежащее на его пути и вырвал с корнями все, что не крепко держалось. Когда несется ветер, все — ненадежно, внешнее и внутреннее — все вскрывается.
      Как раз недавно опубликовал монографию, посвященную Вотану, Мартин Нинк[27], — весьма желанное дополнение нашему знанию о характере этого бога. Пусть читатель не пугается того, что эта книга — обычное научное исследование с академической точки зрения. Действительно, она очень объективно и вполне достойно оценивает правила науки; в ней чрезвычайно обширный материал тщательно собран и приведен в стройную систему. Но что важнее, чувствуется, что автор жизненно заинтересован в материале, что струна Вотана вибрирует и в нем. Это не критика, наоборот, большое достоинство книги, которая без этой вибрации легко опустилась бы до неинтересного каталога. Авторская Одержимость внесла жизнь в программу, что особенно заметно в последней главе «Обзор».
      Нинк действительно создает величественный портрет немецкого архетипа Вотана. Описывая его в десяти главах, использует весь имеющийся в наличии материал: Вотан как берсерк, как бог бури, путешественник, воин, как бог-Чарование, бог-Возжелание, повелитель и Em heria[28], магистр тайноведения, волшебник и бог поэтов. Не забыты ни валькирии, ни fulgia[29], ведь они относятся к мистическому окружению и пророческому значению Вотана. Особенно прозрачны изыскания Нинка по этимологии имени. Становится ясно, что Вотан не только бог ярости и неистовства, соединяющий инстинктивную и эмоциональную стороны бессознательного. В Вотане проявляется и интуитивная и вдохновляющая сторона — он понимает руны[30] и может толковать судьбу.
      Римляне отождествляли Вотана с Меркурием, но в действительности индивидуальный характер Вотана не соотносится с каким-либо из римских или греческих богов, хотя и существует некоторое сходство. Он странствует, например, как Меркурий; правит смертями как Плутон и Кронос, и с Дионисом его связывает эмоциональное неистовство, особенно в гадательном аспекте. Удивительно, что Нинк не упомянул Гермеса, греческого бога откровения. Как Пневма[31] и Нус[32], Гермес тоже связан с ветром, он может быть мостом к христианской пневме и к явлению, произошедшему на Троицын день[33]. Как и Поймандр[34], Гермес — Одержащий людей. Нинк правильно выделяет то, что Дионис и другие греческие боги всегда оставались под верховной властью Зевса, и эта власть указывает на фундаментальное отличие греческого и немецкого темперамента. Нинк предполагает внутреннюю взаимосвязь Вотана и Кроноса; и недавнее поражение, возможно, знак того, что архетип Вотана был однажды захвачен и расцеплен в далекой античности.
      Во всяком случае, немецкий бог представляет цельность, относящуюся к первобытному уровню, к психологическому состоянию, в котором человеческая воля почти идентична божественной и, значит, целиком в руках судьбы. Но существовали греческие боги, помогающие человеку против других богов, а отец Зевс находится на подступах к идеалу благодетельного, просвещенного деспота.
      Не путь для Вотана — стоять и выказывать признаки возраста. Он просто исчез, когда время обернулось против него, и был невидим более тысячи лет, что означает, что действовал он лишь анонимно и косвенно. Архетипы походят на ложа рек, высохших, потому что их покинула вода, которая может вернуться в любое время. Архетип иногда, как старое русло, по которому в какое-то время текла вода жизни, прорезая для себя глубокую протоку. Дольше она текла — глубже протока и больше вероятность того, что раньше или позже вода вернется. Индивидуумы в обществе и, в большей мере, в государстве могут управлять этой водой и регулировать ее наподобие канала. Но когда вода достигает жизни наций, она становится великой хлынувшей рекой, вне контроля человека, но во власти того, что было всегда сильней, чем человек. Лиге Наций дали международную власть, и что же — одни считают ее нуждающимся в заботе и опеке дитем, другие — неудавшейся попыткой. Вот так — нет узды на жизнь народов и жизнь летит бессознательно, без понимания того, куда она летит; похожа на камень, с грохотом несущийся вниз по склону до тех пор, пока, натолкнувшись на препятствие, крепче, чем он сам, не остановится. Политические события так же движутся от одного безвыходного состояния к другому, вроде воды в потоке, вдруг пойманной в водоворотах, водостоках, болотах. Все человеческое властвование заканчивается, когда индивид захвачен массовым движением и начинают функционировать архетипы. Такое же явление можно наблюдать, когда в жизни индивид сталкивается с ситуациями, неподвластными тем способам преодоления, с которыми он знаком. И достаточно оглянуться на юг или север Швейцарии и получить прекрасную возможность рассмотреть, как так называемый Вождь (Fuhrer) ведет себя, сталкиваясь с движением в массах.
      Правящий архетип не остается одним и тем же навсегда, выражающим только себя, например, в ожидании царства над миром, находясь во временном заточении. Архетип отца в Средиземноморье, созидающего порядок и вершащего справедливость или даже выражающего доброжелательность, был потрясен до своих оснований по всему Северу Европы. Красноречивое свидетельство этому — сегодняшняя судьба христианских церквей. Становится ясным (фашизм в Италии и положение дел в Испании), что шок значителен даже там, где трудно было и представить, — на Юге. Католическая церковь сама больше не в состоянии представить доказательство своей силы.
      Народный бог напал на христианство под разными именами по широкому фронту. В России его назвали техническими достижениями и наукой, в Италии — Дуче, в Германии — «немецкая вера», «немецкое христианство» или «Государство». «Немецкие христиане»[35] — это тарабарщина. Было бы лучше для них, войди они в хауэровское «Движение за немецкую веру»[36]. Эти люди порядочны, действуют из самых лучших побуждений, они честно принимают свою Одержимость и внутри себя пытаются примириться с этим новым и неоспоримым фактом. Они переносят огромное число неприятностей, чтобы облечь их в видимое содержание не слишком опасным путем поиска исторических параллелей, чтобы сохранить хотя бы видимость связующего защитного покрова. Такая деятельность открывает утешающее преходящее сияние великих людей прошлого. Тут и великие немецкие мистики, среди них, например, Майстер Экхарт, немец, который тоже был Одержимым. Таким образом, избегается большинство неловких вопросов типа: «Кто же этот «Одержащий»? Конечно же, это всегда был Бог. Но как Хауэр вместе со своей всемирной индогерманской сферой съезжает все больше и больше к нордической стороне, особенно к «Эдде», так и Одержимость проявляется все более и более в «немецком» вероучении, и становится все более понятным, что «бог для немцев» — это «немецкий» бог.
      Нельзя удержаться от волнения, читая хауэровскую книгу[37], когда представляешь ее трагической и в сущности даже героической попыткой добросовестного ученого. Хауэр не сознавал происходящего с ним. Как немец, он был разбужен и движим неслышным голосом Одержащего. И сейчас он пытается всей своей мощью, всеми своими знаниями и способностями выстроить мост между темными жизнесилами и светлым миром исторических идей и фигур. Но могут ли все эти чудесные вещи — относящиеся к прошлому, где было другое умонастроение человека, — помочь человеку нынешнему, если он сталкивается с живым и бездонным первобытным богом, которого никогда не ощущал до этого? Человек втянут, как сухой лист, в буйный вихрь, и ритмические аллитерации «Эдды» неразрывно соединены с христианскими мистическими текстами, немецкой поэзией и мудростью Упанишад[38]. И Хауэр, сам Одержимый, использует лежащие в основе немецкого языка богатые и многозначные слова в той степени, которой и сам никогда не знал. Это не воздание должного ни Хауэру, санскристскому ученому, ни «Эдде», так как и то и другое было до. Это — дело Кайроса[39], чье настоящее имя — Вотан, как это следует из ближайшего рассмотрения. Поэтому я хотел бы посоветовать «Движению за немецкую веру» отбросить свою излишнюю щепетильность — интеллигентные люди не спутают вас с теми вульгарными поклонниками Вотана, чья правоверность не более чем претензия. Есть люди в «Движении за немецкую веру» достаточно интеллигентные и человечные, чтобы верить и, более того, знать, что бог немцев — это Вотан, а не общий христианский Бог. Это трагический опыт, а не позор. Ужасно попасть в руки живого бога. Хорошо известно, что и Яхве[40] не был исключением из этого правила. Филистимляне, адомитяне, амориты и прочие, пребывавшие вне Яхвы, нашли это чрезвычайно неприятным, и все христианство долго страдало под семитским испытанием божественного Аллаха. Мы, стоящие в стороне, судим немцев так, как будто они сознательны, были действующими силами, но, может быть, мы ближе к истине, когда считаем их и жертвами.
      Надо сделать вывод на будущее, чтобы быть последовательными, рассматривая немецкие события с нашей — предположительно особой — точки зрения: Вотан показал себя беспокойным, буйным и бурным, а это лишь одна из сторон его характера. Он обладает на своей другой стороне, которая на время тоже способна стать видимой, различными экстатическими и пророческими качествами. Если вывод окажется верным, то национал-социализм — не последнее слово. Скрытым на заднем плане должно находиться то, что до некоторых пор мы не способны вообразить, но можем ожидать появления в ходе следующих лет или десятилетий. Пробуждение Вотана — это порядок отступления или ухода назад, в прошлое. Река была запружена и прорвалась в свое первоначальное русло. Но эта запруда не навсегда, это скорей «reculer pour mieux sauter»[41], и вода прорвет преграду. Потом, позже, мы узнаем, что говорит Вотан, когда он «шепчется с черепом Мимира»[42].
ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Эссе впервые опубликовано в «Neue Schweizer Rundschau» в марте 1936г.
Вотан (Один, Водан) — верховный бог скандинаво-германской мифологии. Основной источник его сегодняшнего восприятия — дошедший древнеисландский эпос «Эдда» (см.: Старшая Эдда. Древнеисландские саги о богах и героях. М.; Л., 1963). — Примеч. пер.
[2] См.: Наука и религия. 1988. № 11. — Примеч. пер.
[3] Абиссиния. — Примеч. авт.
Здесь имеется в виду итало-эфиопская война 1935 г. — Примеч. пер.
[4] Агасферус, Вечный Жид. Из христианской легенды: Христос, несший свой крест на Голгофу, попросил отдых, но был осмеян и оплеван шедшим неподалеку человеком по имени Агасфер. За это в наказание ему Богом была дана вечная жизнь и вечные страдания. Агасфер стал не знающим покоя скитальцем. Лосле искупления и второго пришествия Христа кара могла быть снята. Легенда в средневековье пользовалась популярностью. — Примеч. пер.
[5] Со времени Ницше (1844—1900) существовало последовательное подчеркивание превосходства «дионисийского» начала жизни над «аполлонийским». После «Рождения трагедии из духа музыки» (1872) темная, земная, женская сторона с ее гадательными и оргиастическими характеристиками овладела воображением философов и поэтов. Постепенно стала считаться идеалом иррациональность: она видна, в частности, во всех исследованиях религиозных мистерий Альфреда Шулера (ум. в 1923 г.) и особенно в работах Клагеса, излагавшего философию «иррационализма». Для Клагеса логос и сознание — разрушители творящей, досознательной жизни. У этих писателей мы можем засвидетельствовать начало постепенного отказа от реальности и отрицания жизни как таковой. Это ведет в конечном счете к культу экстаза, кульминирующего в саморазрушении сознания в момент смерти, которая в их представлении означает преодоление материальных ограничений.
В поэзии Стефана Георге (1868—1933) сочетаются элементы классической цивилизации, средневекового христианства и восточной мистики. Георге намеренно набрасывается на рационализм XIX и XX вв. Его аристократическое поднесение мистической красоты и эзотерической концепции истории имело сильное влияние на немецкую молодежь. Его работа стала использоваться неразборчивыми в средствах политиками с пропагандистскими целями.
[6] Р u e г aeternus (лат.) — «вечный мальчик», имя Диониса, распространяемое автором и на других «вечно молодых богов». — Примеч. пер.
[7] «О космогоническом Эросе» — так называется одно из основных произведений Клагеса.
[8] Ницше Ф. Так говорил Заратустра// Ницше Ф. Соч. Т. 2. М., 1990. — Примеч. ред.
[9] См.: Ницше Ф. Соч.: В 2 т. Т. 2. М., 1990. С. 98.- Примеч. пер.
[10] Становление Ницше. Автобиографические записки (Der Werdende Nietzsche. Autobiographe Aufzeichnungen, 1924).
[11] Слово «Teutsch» — старая форма «Deutsch». «Teutschental» означает Немецкую долину.
[12] Первое издание: Kiepenheuer,Potsdam, 1919. Второе расширенное издание: Seeverlag, Konstanz, 1925.
[13] Grex segregatus (лат.) — паства. — Примеч. пер.
[14] Слейпнир — мифический восьминогий, «быстро скользящий» серый конь Вотана. — Примеч. пер.
[15] Менады, вакханки — женщины, охваченные безумным влиянием Диониса. — Примеч. пер.
[16] Берсерки — свирепые воины Вотана, профессионально-священно гибнущие на поле боя. Жили в Вальхалле (жилище Вотана, воинский Рай). — Примеч. пер.
[17] Entia (лат.) — сущности, существа. — Примеч. пер.
[18] R e d i v i v u s (лат.) — бывшего, обновленного. — Примеч. пер.
[19] F u г о г teutonicus (лат.) — бешенство тевтонов. Тевтоны — одно из названий древних германских племен. — Примеч. пер.
[20] Вороны у Вотана выполняют роль стражей и связных. Кифхойзер — место в горах Гарца, где, согласно легенде, спит и дожидается срока своего второго пришествия император Фридрих Барбаросса. — Примеч. пер.
[21] Чемберлен Хьюстон Стюарт (ум. в 1927 г.) — писатель, социолог. Англичанин, жил в Австрии, Германии. Творчество претерпело эволюцию от темы кризиса («нет постоянства») к темам социал-дарвинизма. Считается предшественником фашистской идеологии. — Примеч. пер.
[22] Пляски Валькирий — полет духов войны в женском обличье. Валькирии — слуги Вотана, прядут ткань войны.
[23] Эльберих — седобородый гном германских легенд. Благодаря своему волшебному колпаку мог становиться невидимым, обладать силой дюжины людей. Зигфрид («Нибелунги») победил его и овладел волшебным колпаком и сокровищами Нибелунгов, которые защищал гном.
[24] Aurora bo real is (лат.) — т. е. Северное сияние нордической (скандинаво-германской) расы. — Примеч. пер.
[25] «Буря и натиск». — Скрытая цитата из немецкой литературы конца XVIII в. (Гете, Шиллер) с идеалами страсти, борьбы. Шиллеровская драма «Вильгельм Телль» о борьбе за независимость Швейцарии оказала сильное воспитательное влияние. — Примеч. пер.
[26] Вы можете прочитать, что Бруно Гётц высказал в отношении Одина как немецкого странствующего бога: Deutsche Dichtuog — Vita Nova Verlag, S. 36, 72. К сожалению, я прочитал эту книгу только после того, как закончил эту статью.
[27] Вотан и верование в свою судьбу. (Vodan und gemanischer Schioksalsglaube. — Eugen Diderich, Jena, 1935.)
[28] Ein heria (из сканд.) — отличный воин. — Примеч. пер.
[29] F u l g i а (сканд.) — дух-защитник человека или рода. — Примеч. пер.
[30] Руны, рунические надписи — знаки древнейшего германского алфавита, в том числе гадательные (2 в.). — Примеч. авт.
[31] П н е в м а — категория христианского богословия (одна из центральных в гностицизме), за которой стоит Дух. — Примеч. пер.
[32] Н у с — мировой разум. — Примеч. пер.
[33] Pentecost — Пятидесятница, Троицын день, один из главных христианских праздников, празднуется на 50-й день после Пасхи. Согласно Ветхому завету, это праздник первых плодов урожая По Новому завету, этот день — начало распространения христианства В этот, 50-й день после вознесения Христа на небо Святой Дух снизошел на верующих и неверующих в Иерусалиме. — Примеч. пер.
[34] «Поймандр» — герметический трактат, религиозно-философское сочинение, вдохновленное Гермесом Трисмегистом, т. е. богом, открывающим все тайны мира. (См.: Герметизм // Философский энциклопедический словарь. М., 1983). — Примеч. пер.
[35] Национал-социалистическое движение в протестантской церкви, пытавшееся исключить любые следы Ветхого завета из христианства.
[36] Вильгельм Хауэр (р. в 1881 г.) — первоначально миссионер, затем профессор санскрита Тюбингенского университета, был основателем и лидером «Движения за немецкую веру». Это движение пыталось учредить «Немецкую веру», основанную на германских и нордических расистских писаниях и традициях, например Мейстера Экхарта и Гете. Это движение стремилось сочетать ряд различных и часто несовместимых черт: некоторые из его членов еще допускали христианство, считая необходимым исключить нежелательные места, тогда как другие не только полностью отвергали любую форму христианства, но и любую разновидность религии и бога. Одно из общих мест о вере, преподносившееся в 1934 г., гласило: «Движение за немецкую веру метит в религиозный ренессанс народа, выходящий из наследственных основ немецкой расы».
Можно сравнить это движение с проповедью, прочитанной д-ром Лангманном, евангелическим священником и высшим должностным лицом церкви, на похоронах покойного Густлоффа. Д-р Лангманн обратился «в униформе армии спасения и высоких полевых ботинках». Он торопил покойника в поездку к Гадесу (бог царства мертвых в греческой мифологии. — Примеч. пер.) и направлял в Вальхаллу, в дом Зигфрида и Балдура, в дом героев, «чувствующих жизнь немецких людей жертвой своей крови», подобно, среди прочих, Христу. «Возможно, этот бог посылает землян бряцать, идя своей дорогой сквозь историю». «Бог благословляет нашу борьбу. Аминь». «Почтенный господин закончил свое наставление точно так же, как сделали в «Новой цюрихской газете» (1936, № 249). Так служба держится Вотана, и это, конечно, чрезвычайно поучительно, ведь как она замечательно терпима к верующим в Христа! Что же, Единая Немецкая Церковь способна быть одинаково терпимой, проповедуя Христа, проливающего кровь за спасение человечества, и Зигфрида, Балдура и Одина, среди прочих? Вот такой удивительно гротескный вопрос можно задать в эти дни.
[37] «Немецкие боги» (Deutsche Gotteshau. Grundzuge eines deutschen Glaubens. — Karl Gutbrod, Stuttgart, 1934).
[38] Упанишады — древнеиндийские религиозно-философские тексты, изложенные в форме бесед учителя с учеником. — Примеч. пер.
[39] К а и р о с — настоящий момент времени, персонификация благоприятного момента.
[40] Я х в е (Иегова) — бог иудейской религии. В то же время термин Яхве используется в других религиозно-философских течениях как тайное имя Бога вообще. — Примеч. пер.
[41] Reculer pour mieux sauter (фр.) — разгон для прыжка. — Примеч. пер.
[42] М и м и р — один из персонажей «Старшей Эдды», древнеисландского эпоса, носитель мудрости. В данном случае обозначает: Вотан, набираясь мудрости у Мимира, может предвидеть будущее. — Примеч. пер
Архив записей
Поиск
Гадание на рунах

Руна дня



© «Astral-Vision»
Календарь
Праздники славян
Flag Counter
free counters
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Теги
Амброзия камень камни алатырь алтарь гора арии Арийцы германцев Аркона асы один Асгард вальхалла белобог вера берегини берегиня боги Вышень человек гадание битвы знания Аполлона мужчина брак велес славян вода традиции люди амулет богов день вещий бога ветры Бог грек вед воинов волю громовержец божества божеств праздник богиня внедрения гипноз ведьмы греции бои руси Арийские викинг в вечности «цветных революций» в предгорьях напиток - традиционный березовский в России власти 1870 года врачебных «Дрвенград» в Сербии свастика в пещере гороскоп влияние верить слово абракадабра? (мизинец) - Владимир горы белой бессмысленных во «бес» богатыря автопроизводителей Веды массы Блядство аура брокколи вещества аметист Бахус греки выражение город веществ битва войска горцев гербах

Яндекс.Метрика

Карта сайта
Все материалы на сайте предназначены исключительно для ознакомления. ©NUMEROLOGIC, 2017 г.